Игромания. Психотерапия игровой зависимости

14 июля 2017

466

Автор: Игорь Егоров, врач-психотерапевт.

Не так давно подобное явление в отечественной психиатрии считалось экзотикой и расценивалось скорее как вредная привычка, чем болезнь. Когда игровые автоматы и казино стали у нас обычным явлением, ситуация изменилась. С появлением нового сильнодействующего искушения в психологические центры и клиники потянулись сотни горе-игроков и их пострадавших родственников.

Прогнозы специалистов полны пессимизма: если в ближайшее время правительство не возьмет под реальный контроль рост игорных заведений и тотализаторов в нашей стране, ряды отечественных игроманов будут неуклонно расти. 

Пристрастие к азартным играм может относиться к картам, рулетке, игровым автоматам, бегам. Оно проявляется как чрезмерное посвящение своего времени этим развлечениям, трата значительного количества денег, пренебрежение работой, семьей и прочими аспектами нормальной жизни. Со временем для большего эмоционального удовлетворения человек начинает рисковать все больше, ставит на кон огромные суммы, жертвует общечеловеческими ценностями, преступает закон.

Для того чтобы остановиться и прекратить игру, обычному человеку достаточно один раз проиграться. У человека с патологическим влечением к азартным играм таких тормозов нет. Обычной логике мотивы игромана не поддаются. Его не останавливает ни крупный проигрыш, ни головокружительные долги.

Наоборот, чем больше эти долги, тем сильнее его тянет отыграться. Любой ценой. Любовь, пища, сон – все уходит на второй план. 

При этом для одержимого важен не столько результат и даже не выигрыш как таковой, сколько сам процесс игры, возможность ощутить тот острый привкус риска, который в обыденной жизни ему недоступен. И ради удовлетворения этой своей страсти игрок готов пойти на все.

Слушая исповеди своих пациентов, приходишь к выводу, что патологическая страсть к игре – часто удел эмоционально незрелых, психологически зависимых людей, тех, кого в детстве либо недолюбили, либо слишком сильно опекали. Стремление к игре для них – это способ вырваться из скучных будней, получить какой-то драйв в обыденности бытия. Кто-то считает это просто дурной привычкой, кто-то слабостью характера и воли, кто- то настоящей болезнью.

Как психотерапевт, я считаю, что игромания безусловно это хроническая и прогрессирующая психическоя болезнь. На моё утверждение об этом, мне могут возразить: «Если называть это болезнью, то это снимает всякую ответственность с патологического игрока. Я больной человек, какой с меня может быть спрос?».

Понятно, что имеют в виду люди говорящие о снятии ответственности, но для меня концепция игровой зависимости как болезни вполне согласуется с принятием игроком ответственности за выздоровление. Это можно сравнить, например, с любым другим соматическим заболеванием. Конечно, можно винить человека, что он взял и заболел, или он может винить в этом себя сам. Но смысла в этом особого нет. Согласен, что ответственность за лечение (но не за сам факт заболевания) полностью лежит на человеке, оказавшемся в паутине игромании. Да и некому кроме него самого эту ответственность взять.

Но концепция игровой зависимости как болезни часто помогает близким и родственникам геймера принять своё бессилие в этой ситуации, что позволяет им почувствовать облегчение и освободиться от попыток заставить человека что-то с этим делать. А тогда можно думать о том, что реально можно сделать в этой ситуации, а чего сделать нельзя. 

И всё же игровая зависимость, патологическая зависимость от азартных игр (гэмблинг) – это болезнь,которую можно и следует лечить. 

Но при этом следует помнить, что если человек стал патологическим игроком, то он уже никогда, даже после лечения не сможет вернуться к тому, с чего начал: играть «по чуть-чуть», «иногда», «в своё удовольствие». Он уже никогда не сможет контролировать свою игру, не сможет играть так, чтобы это не приносило никаких проблем ему и его настоящему окружению.

В МКБ-10 «Патологическое влечение к азартным играм» (F63.0) определяется, как:

  • Повторные эпизоды азартных игр в течение одного года; 
  • Возобновление этих эпизодов, несмотря на отсутствие материальной выгоды, нарушения социальной и профессиональной адаптации; 
  • Невозможность контролировать интенсивное влечение к игре, прервать ее волевым усилием; 
  • Постоянная фиксация мыслей на азартной игре и всем, что с ней связано.

И следует вопрос, как же «лечить» неизлечимую болезнь? Ответ прозвучит непростой. Вернуться в изначальное доигровое состояние уже практически невозможно. А вот приостановить или вообще остановить полностью развитие данной патологической зависимости очень даже можно. И единственное лекарство против игромании – это категорический отказ от любых азартных игр.

Да, зависимый от игры человек может воздерживаться от игры на протяжении всей жизни и чувствовать себя при этом комфортно и уверенно. Доказательством этому служат десятки тысяч выздоравливающих от игромании в России и по всему миру (и в нашем реабилитационном центре в частности). И как же этого достичь? И в чём же причина неудач гэмблера при попытках остановиться самостоятельно? А дело заключается в том, что игровая зависимость – это прогрессирующая болезнь, которая принципиально изменяет всю личность человека. Причём делает это так, что сам аддикт этого практически не замечет.

Это можно сравнить лишь вирусом ВИЧ (вирус иммунодефицита человека) – той вредоносной генетической программой, которая встраивается в деятельность генома клеток имунной системы человека и заставляет её работать, так как нужно ей. И лимфоциты послушно исполняют её команды и не видят смертоносных вирусов, т.к. не могут отличить эти вирусы от здоровых клеток организма.

Нечто подобное происходит и в случае этой болезни. Игровая зависимость как бы «встраивается» в личность человека, заставляя его думать, действовать и чувствовать, так как выгодно ей, а не здоровой части личности. Причем самому человеку изнутри бывает сложно отличить, где в нём болезнь, а где он сам, настоящий. Он начинает действовать, так как это выгодно болезни, думая при этом, что действует в своих интересах. Даже когда человек прекращает игру, то ловушки, расставленные болезнью, внутри него самого остаются на многие десятилетия, и незнание этого, к сожалению, может привести к рецедиву зависимости. 

И есть еще одна причина, осложняющая отказ от зависимого поведения, которая состоит в том, что за время развития зависимости человек практически перестаёт уметь радоваться и получать удовольствие от жизни, без эмоций вызываемых игрой. Ему нелегко жить без азартных игр. И сам отказ от зависимости, каким бы желанным он не был, воспринимается со страхом, часто не осознанным. Дни без игры кажутся серыми и пустыми. И этот депрессивный период может длиться достаточно долго, особенно если с этим ничего не делать. Многие при этом не выдерживают и возвращаются к игре.

Но этот порочный круг, который вполне можно разорвать! Лечение игромании является такой же необходимостью, как и избавление от наркомании и алкоголизма, и оно оказывается не менее сложным. Даже если человек считает, что у него все еще есть шанс вернуться к нормальной жизни, на практике это может оказаться невозможным. Игровую зависимость нельзя преодолеть в домашних условиях: угрозы, просьбы, шантаж не помогают. Для этого понадобится прохождение сложного многоэтапного процесса, включающего медикаментозную терапию и пситерапевтическую помощь.

И для этого необходимо во-первых, искреннее желание самого гэмблера освободиться от зависимости. Причем желание, выраженное не только в словах, но и в готовности предпринимать для этого конкретные активные действия.

На первом этапе избавления от игровой зависимости необходимо, чтобы родственники и близкие больного поняли, что пристрастие к азартным играм – это болезнь. И в ходе ее терапии пациент нуждается в ряде ограничений, в частности, финансовых.

После этого во время второго этапа лечения человек должен наладить контакт со специалистом, который поможет ему в борьбе с такой болезнью, как игромания. Он должен осознать свою зависимость и понять, что эта проблема требует решения, а врач-психотерапевт, в свою очередь, призван приложить все свои усилия, знания и опыт, чтобы помочь пациенту избавиться от игровых пристрастий.

И для этого нужно обратиться за помощью к специалистам и быть готовым эту помощь принять. А не говорить себе в очередной раз: «Я могу с этим справиться сам. На этот раз у меня хватит силы воли». Причина срывов не в том, что не хватило силы воли, а в том, что ловушки, расставленные болезнью, находятся внутри человека. И чтобы их увидеть, нужна помощь извне! Но видеть ловушки и научиться справляться с тягой – это только начало пути.

Третий этап терапии включает анализ и проработку своего опыта и сложившейся ситуации под контролем профессионала. Используются методы эриксоновского гипноза, гештальттерапии и психосинтеза, групповая психотерапия, тренинги. В этом случае задача заключается в осознании негативных последствий своих нездоровых увлечений, а также в выработке новых моделей поведения для ситуаций, которые так или иначе связаны с игрой.

С помощью гештальта и психосинтеза усраняется субличность игрока, идёт глубокая перестройка личности больного, с целью выработки реальной мотивации к здоровой и трезвой жизни, осозновании достижимых целей. Находятся пути психологической компенсации личности при потере патерна игрока, на этом фоне возможна и медикаментозная поддержка. Здесь пациенты заново обучаются получать удовольствие от здоровой жизни, свободной от допингов.

Многие освободившиеся от активной игромании люди знают, что стимулом для жизни без зависимости может быть только радость, которую человек заново учится получать от казалось бы простых вещей: общение с друзьями, с семьей, работа, увлечения, спорт и многое другое. И чтобы человек мог это делать заново, нужны серьезные личностные измененияв процессе долгосрочной психотерапии.

Четвертый этап лечения игромании включает в себя анализ проблем в отношениях с окружающими, вызванных увлечением азартными играми. Происходит создание или возобновление взаимоотношений с родными, друзьями, коллегами.

Хочу ещё подчеркнуть,что это всё всего лишь поверхностный шаблон терапии. Каждая личность гэмблера индивидуальна. Рапорт с пациентом и его доверие к личности врача-психотерапевта первичны в общем терапевтическом процессе. Но всё-же в качестве реальной и действенной методики мной применяется в этой схеме сочетание психосинтеза и гештальт-терапии и эриксоновского подхода. На основе этих методик и групповой психотерапевтической динамики результаты лечения вполне приемлимые. Больные не просто избавляются от пагубной зависимостью, они находят свое истинное Я, находят мотивацию, цели и смысл своей быстротечной, пустой раннее жизни.

В целом терапия зависимости от азартных игр, завершается совместным составлением послелечебного плана выздоровления пациентом и курирующим его врачом. Человек, прошедший терапию, должен выполнять все его пункты и рекомендации. 

Итак, цель лечения и психотерапии – помочь людям, страдающим игровой зависимостью, научиться быть свободным от игр и при этом радоваться жизни. Научиться справляться с тягой и избегать ловушек, расставленных болезнью. Найти новые жизненные смыслы и стремиться к ним.

Источник

Метки:

Зависимость,

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ